Пять вопросов Максиму Ксензову

Пять вопросов Максиму Ксензову

По мотивам его интервью Известиям.

Вопрос первый

Цитата:

Наборы прав профессиональных журналистов и блогеров несколько различаются. Блогеры получают закрепленное в законе право свободно искать и распространять информацию и в этом плане становятся субъектами взаимодействия, например, с госорганами.

Вопрос:

Правильно ли я понимаю, что простые пользователи, не являющиеся блоггерами, не имеют права свободно искать информацию? Вот пишет студент работу о реформе РЖД, сопоставляет два источника и понимает, как именно Якунин хапнул 75 млн. долларов на резиденцию с шубохранилищем в Акулинино. Вдруг он понимает, что позволил себе поискать информацию, не будучи журналистом и блоггером, а значит, нарушил закон. Что ему делать? Пойти сдаться в полицию?

Пояснение:

Если серьезно, вы вообще там охренели давать право искать информацию? Оно вообще-то есть у каждого гражданина по конституции. Вы еще не забыли, что только эта маленькая тоненькая книжечка дает право одному самовлюбленному мудаку сидеть в Кремле и назначать таких бездарей как вы в бессмысленные органы управления государством?

Вопрос второй

Но область этого взаимодействия более узкая, чем у представителей СМИ. В законе ничего не сказано об обязанности аккредитовывать блогеров на пресс-конференции, в определенный срок предоставлять им информацию о деятельности организаций и т.д. При этом блоггер в новой правовой реальности — это обособленное лицо, его ответственность за содержание распространяемой информации — персональная. Значительную же часть ответственности журналиста берут на себя редакция и главный редактор.

Вопросы:

Правильно ли я понимаю, что информацию блоггерам предоставлять не обязаны, но ответственность за ее достоверность они несут. То есть прав никаких, а одни обязанности?

Вы не задумывались, что если власть вливает десятки и сотни миллионов долларов в ресурсы вроде Известий Арамашотыча и Взгляд Кости Рыкова, но при этом полностью проигрывает интернет тем, кто на досуге что-то пишет в бложек, то это потому, что её позиция основана на лжи и потому обречена, независимо от объема финансовых вливаний?

Вопрос третий

Я уже провел предварительные рабочие встречи с представителями не самых крупных, но заметных интернет-площадок. Они, может быть, не входят в топ-лист участников рынка, но и их мнение нам также необходимо учитывать. В ближайшие дни состоится расширенная встреча, где мы намерены собрать наш интернет-авангард — «Яндекс», Google, ЖЖ, Mail.ru и других крупных игроков. Также приглашены Facebook и Twitter.

Вопрос:

Я правильно понял, что вы официально признаете, что пригласили группу преданных мурзилок, которые глядя вам в рот согласились на всю ту ахинею, которую вы написали в законе, но при этом проигнорировали крупнейших игроков отрасли? Или вы отстаиваете интересы этих самых мурзилок, которые ждут, как бы использовать новые запретительные меры для передела рынка, который они проиграли в условиях честной конкуренции?

Пояснение:

Упс, но похоже вы сами признали, что как сотрудник регулирующего органа вы или профессионально непригодны, или находитесь в сговоре с некоторыми участниками рынка. Впрочем, я не раз встречал, когда людям удавалось сочетать эти два качества.

Вопрос четвертый

Они ( Twitter) используют пользователей как инструмент политики. Я не имею в виду коммерческую политику. Я говорю о продвижении своих корпоративных интересов и интересов того государства, в юрисдикции которого они существуют.

Вопрос:

Человек, который видит мировой заговор везде, куда ни взглянет, нуждается в помощи специалиста. Современная психиатрия хорошо справляется с такими состояниями. Вы готовы заняться своим здоровьем? Если да, я могу порекомендовать доктора. Кто еще из руководителей российских госорганов готов пройти курс лечения?

Пояснение:

Вот я владею одним из самых популярных оппозиционных аккаунтов в твиттере. У меня 830 тыс. фолловеров. Вчера проверял через manageflitter – ботов из них всего 115 тыс. То есть 715 тыс. человек могут читать мои критические отзывы. Аккаунт пародийный, что соответствует правилам твиттера. Я его сам решил создать. Сам в него пишу. В отличие от начальника начальника (Никифорова) вашего начальника (Жарова) Дмитрия Медведева я ни разу в жизни не общался ни с одним представителем твиттера. Ни письменно, ни голосом, ни тем более лично, приезжая в штаб-квартиру.

У меня есть конкретное имя. Я живу в Москве, а ваши друзья из Росмолодежи даже смогли в нарушение всех законов выследить меня и положить мне двухметровый деревянный член на машину. Все, что я пишу, я пишу от себя. Это то, что я вижу и искренне чувствую. Я готов с вами встретиться за кофе в любом месте в центре Москвы и повторить все в лицо. И любому герою моих твитов, постов и колонок.

Поэтому вы эту риторику мировых заговоров оставьте для Дмитрия Киселева и бедных бабушек из деревень. Это, кстати, провал вашего министерства и команды вашего нынешнего начальника Жарова, что у нас в стране 40 миллионов человек, у которых есть только Первый канал и Второй. Им даже телевидение «Воруй-убивай», известное как НТВ, недоступно, не говоря об интернете. А может быть это как раз не провал, а достижение. Потому что если бы было много альтернативных мнений и источников информации, рейтинг Путина никогда бы не достиг 80%.

Вопрос пятый

Мы завтра же можем в течение нескольких минут заблокировать Twitter или Facebook в России. Мы не видим в этом больших рисков.

Вопрос:

Вы охуели?



Disqus